bass7013 (bass7013) wrote,
bass7013
bass7013

Categories:

Наследники империи Форда



Наследники империи Форда

Вскоре после Перл-Харбора на лице Эдсела появились следы чрезвычайного внутреннего напряжения. Всегда здоровый и подтянутый, в первые месяцы 1942 года он выглядел все более осунувшимся и изможденным. В январе он перенес операцию язвы желудка, после которой подчиненные постоянно носили ему в кабинет молоко из столовой.


Но беда Эдсела заключалась не только в язве. Врачи, быть может, спасли бы его, если бы им раньше удалось обнаружить у него раковую опухоль, но, к тому времени когда Эдсел попал на операционный стол, болезнь уже распространилась на другие органы. Вскоре злокачественный процесс поразил печень.

В начале 1943 года Эдсел в очередной раз вступил в схватку с Гарри Беннеттом и опять проиграл. Со слезами на глазах он говорил Чарлзу Соренсену: «Наверное, мне лучше уйти в отставку. Мое здоровье не позволит мне работать больше». Тогда Соренсен отговорил его, но к маю Эдсел слег. Врачи больше ничем не могли ему помочь. Когда Генри Форд узнал, что его сын умирает, он отказался в это поверить. Он считал, что врачи его клиники просто обязаны вернуть сыну здоровье.

Но он ошибался. Эдсел умер 26 мая, не дожив 5 месяцев до своего 50-летия.

Точную причину его смерти было трудно определить: возможно, это был рак желудка или рак печени, а может, язва. Наверное, ближе всего к истине были его друзья, которые знали, как мучительно переплелись в его жизни любовь и отчуждение. По их мнению, Эдсел Брайен Форд умер от разбитого сердца.

Вдова Эдсела, Элеонора Форд, просто обезумела от горя. Ее младший сын Уильям Клэй Форд вспоминает, как у его матери часто начинались неожиданные приступы рыданий. Наконец последняя капля переполнила чашу. Когда возник вопрос о преемнике Эдсела на посту президента компании, Генри Форд пожелал назначить Гарри Беннетта.

Элеонора Форд стала не на шутку ссориться со своим свекром. Ее упреки заставили Форда всерьез задуматься о своем отношении к сыну. Однажды он спросил Беннетта: «Гарри, ты действительно думаешь, что я был жесток к Эдселу?»

Беннетт выдержал паузу, а затем ответил: «Жестоким, может быть, и нет, но несправедливым — это точно. На его месте я бы вьшел из себя».

— Именно этого я и хотел, — сказал Генри Форд, — чтобы он вышел из себя.

После назначения нового совета директоров было решено, что Генри Форд сам станет президентом. Но в какой-то момент, в 1944 или 1945 году, Клара и Элеонора решили, что компания Форда может быть потеряна для Генриного старшего сына Эдсела, если он не унаследует президентство прямо от своего деда. Весьма вероятно, что именно Клара смогла сделать невозможное. Всячески обрабатывая своего мужа в течение всего лета 1945-го, она смогла уговорить старого деспота расстаться с властью и передать дела не Гарри Беннетту, а тому, кого выбрала семья.

Генри Форд 2-й был вызван 20 сентября в поместье Фордов, в мрачные залы Фэр Лэйн. Там дед усадил его и сообщил, что готов устраниться от дел и передать молодому человеку пост президента.

Позже Генри Форд 2-й вспоминал: «Я сказал ему, что соглашусь лишь в том случае, если мне будет предоставлена полная свобода действий и я смогу вносить любые изменения по своему усмотрению; мы поспорили об этом, но свое предложение он оставил в силе».

На следующий же день Генри Форд 2-й объявил Гарри Беннетту, что в его услугах больше не нуждается. Чуть позже новый президент автомобильной компании «Форд» поехал обратно в Фэр Лэйн, чтобы сообщить деду о своем первом административном решении. «Я не сомневался в том, что он оторвет мне голову», — вспоминал он впоследствии.

Но старик Генри Форд на удивление безразлично отнесся к этой новости. «Что ж, — пробормотал он, — Гарри возвращается к тому, с чего начинал».

Компания, которая досталась в наследство Генри Форду 2-му, не умирала, по мнению одного из старших руководителей, «она уже приказала долго жить и находилась в стадии трупного окоченения».

Но молодой Генри вдохнул в нее новую жизнь. Для этого он нанял знаменитых американских «вундеркиндов» — группу талантливых отставных офицеров ВВС, — а в руководители им дал Эрнеста Р. Брича, опытного менеджера, которого переманил из «Дженерал Моторе» и сделал исполнительным директором.

Сам Генри ІІ-й не привнес ничего нового в финансовую политику компании «Форд». Он никогда не принадлежал к числу крупных заправил. Не претендовал он и на задающиеся технические познания. Но он хорошо сработался с Бричем. Коллеги очень хорошо помнят его неукротимую энергию, жажду деятельности, постоянную потребность что-то доказать людям.

Джоан Бугае, вдова Джона Бугаса, человека, которому Генри Форд 2-й доверял больше других своих сотрудников, часто вспоминает долгие вечера 70-х годов, когда Генри вместе с ее мужем засиживался до самого утра, вспоминая о былом и о схватках с Гарри Беннеттом. Это напоминало двоих старых боевых товарищей, оглядывающихся на четверть века назад, как бы вновь переживающих волнение, риск, опасность.

— Генри, скажи, зачем тебе все это было нужно? — спросил как-то Бугае. — Ты мог и не заниматься всем этим, а просто жить в свое удовольствие.

Джоан Бугае до сих пор отчетливо помнит всю силу и страстность ответа, прозвучавшего из уст человека, который редко позволял себе проявлять эмоции.

— В душе я всегда считал, что именно мой дед убил отца, — сказал Генри Форд. — Я знаю, что он умер от рака, но ведь заболел он из-за того, что сделал с ним дед.

После 1945 года наследный принц, которого тогда еще никто не воспринимал всерьез, пошел своим путем, чтобы расквитаться с дедом. Он доказал, что обладает всеми качествами, необходимыми, чтобы стать истинным Генри Фордом.

Схожее у "Личности".




Tags: Форд, автомобили, личности, отношения, семья
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments